О Проекте Контакты Помощь
Четверг, 18 Января 2018 00:01 Выбор региона:  
Rantal.ruСтатьиРынок ТрудаАналитика Новый пользователь, регистрация

Трудовая миграция из малых городов России: масштабы, направления, социальные эффекты

04.11.2004

Бурные события последнего десятилетия, повлекшие за собой коренную перестройку политической и экономической жизни России, вызвали резкие изменения и в социальной сфере. Остановка огромного числа промышленных предприятий, рост цен, падение и нерегулярность выплат заработной платы, пенсий, детских пособий и т.д. - все это фактически заставило население начать действовать самостоятельно, не рассчитывая на помощь и поддержку государства.

Бурные события последнего десятилетия, повлекшие за собой коренную перестройку политической и экономической жизни России, вызвали резкие изменения и в социальной сфере. Остановка огромного числа промышленных предприятий, рост цен, падение и нерегулярность выплат заработной платы, пенсий, детских пособий и т.д. - все это фактически заставило население начать действовать самостоятельно, не рассчитывая на помощь и поддержку государства. Люди бросились на поиск дополнительных источников заработка, что способствовало широкомасштабному развитию процессов трудовой и коммерческой миграции.
Эти новые для России процессы стали предметом исследования Центра изучения проблем вынужденной миграции в СНГ1, начатого им в 2000 году в крупных городах России и СНГ . Для того, чтобы охватить как можно более полно основные слои населения, задействованные в этих процессах, авторами была сделана аналогичная работа на примере малых российских городов.

Для проведения исследования были выбраны малые города трех различных типов.

1 тип - города с активно работающей промышленностью: Кириши (Ленинградская область, 56 тысяч жителей) и Десногорск (Смоленская область, 37 тысяч жителей).

2 тип - города с бездействующей крупной промышленностью: Вязники (Владимирская область, 41 тысяча жителей) и Ярцево (Смоленская область, 55 тысяч жителей)

3 тип - приграничный город: Исилькуль (Омская область, 27 тысяч жителей).

В качестве основного объекта исследования в городах было выбрано домохозяйство.

Работа по выбранным городам строилась примерно по одинаковому сценарию. В первую очередь, цель исследования диктовала необходимость работы с большим объемом информационных материалов (научная литература, публикации в прессе, статистика и материалы городских организаций - миграционных служб, служб занятости, горздравотделов и т.д.). Затем наступал этап невключенных наблюдений (в самих городах) и проведения экспертных интервью (с руководителями городских служб, с руководством промышленных предприятий, представителями культурной элиты городов). Сам социологический опрос населения в городах также проводился в два этапа. Сначала методом сплошного обхода 100 домохозяйств в каждом городе выявлялась частота распространения коммерческой и трудовой миграции. После этого интервьюеры переходили к опросу выявленных домохозяйств с коммерческими и трудовыми мигрантами по основной анкете. Всего было опрошено 344 мигранта, занимающихся выездной работой.

Выполненное исследование позволило сделать следующие основные выводы:

1. В период экономического перехода малые города оказались в особо тяжелых условиях по сравнению с другими типами российских поселений. Основная отличительная черта таких городов - чрезвычайно ограниченные возможности занятости населения. Многие крупные заводы акционированы, но реально работают из них единицы. На остальных же предприятиях директорат просто использует имеющиеся помещения и оборудование для сдачи в аренду с целью получения личной прибыли. Соответственно, широкое распространение получила скрытая безработица, когда люди числятся работающими, но на самом деле, на работу их вызывают раз в несколько месяцев (а то и совсем не вызывают), и зарплата при этом не выплачивается. В первую очередь, это явление касается женщин. В литературе отмечается феномен вынужденного роста группы домохозяек в малых городах, в то время как в крупных городах растет доля высокообеспеченных домохозяек, у которых нужда в работе отсутствует.
Бездействие предприятий и скрытая безработица наблюдаются и в крупных городах, но там быстрее развивается частный сектор и появляется значительно больший выбор занятий для дополнительной занятости. В малых же городах такой возможности нет. Отсутствие условий для развития малого бизнеса, неразвитость коммерческих и финансовых структур сильно затрудняют поиск возможных подработок. По исследованиям ИСЭПН, проведенным в одном из малых городов - г. Вязники, вторичная занятость выросла с нулевого уровня в 1992 году до 15% в 1998 году, что значительно ниже, чем в крупных городах (по различным исследованиям, в крупных городах эта величина колеблется на уровне 40-50%). В то же время, в отличие от сельской местности, в малых городах не всегда есть возможность поддержки семей с помощью личного подсобного хозяйства.

Таким образом, именно жители малых городов оказались в наиболее тяжелой для выживания обстановке, что косвенно подтверждается данными о неблагоприятной демографической ситуации в таких городах и низкими (на среднероссийском фоне) показателями здоровья населения.

При этом жители малых городов составляют значительную часть российского населения, проблемы которой нельзя игнорировать: в России 748 малых городов, в которых проживает около 16 миллионов человек.

2. Трудовая и коммерческая миграция в малых городах - один из главных способов адаптации населения к тяжелым экономическим условиям. Исследование частоты распространения трудовой и коммерческой миграции показало высокую степень вовлеченности домохозяйств малых городов в этот процесс: от 6% домохозяйств в городах Кириши и Исилькуль до 15% в Десногорске, 25% в Ярцево и 30% в Вязниках имеют в своем составе работника на выезде.

3. Домохозяйства, участвующие в трудовой и коммерческой миграции в малых городах, имеют ряд общих черт.

Подавляющее их большинство состоит из одной семьи - 82%, оставшиеся 18% - из двух семей. В составе семей, в основном, 3-4 человека (средний размер семьи - 3,74). В среднем две трети домохозяйств имеют в своем составе несовершеннолетних детей, в большинстве старше 7 лет. Так же редко, как маленькие дети, в состав мигрантских хозяйств входят и пенсионеры (почти 80% домохозяйств не включают в себя ни одного пенсионера).

Большинство домохозяйств имеет одного трудового мигранта, обычно это сам глава семьи. Вторые и третьи трудовые мигранты - это, как правило, супруги и дети глав домохозяйств. Среди общей массы трудовых мигрантов, работавших с 1992 года, только 12,5% бросили это занятие (чаще бросают вторые и третьи трудовые мигранты в домохозяйстве, чем первые), а оставшиеся 87,5% продолжают выезжать. Среди причин, способствующих прекращению выездной работы, на первом месте стоит устройство на работу в своем городе.

Среди мигрантских домохозяйств 11% имеют собственные предприятия (магазины, кафе, фирмы); больше всего владельцев собственного бизнеса в Вязниках - 19%, меньше всего - в Исилькуле - 2%. На этих предприятиях трудятся не только сами трудовые мигранты и члены их семей, но и наемные работники (у 57% работают 3-4 человека, а у 10% - больше четырех человек).

4. Домохозяйства трудовых и коммерческих мигрантов в малых городах можно считать благополучными с точки зрения материального благосостояния, особенно в сравнении с остальным населением этих городов.

Члены почти 40% домохозяйств считают решенной свою жилищную проблему, еще 21% удовлетворены площадью жилья, но их не устраивает его благоустройство, и лишь 18% заявили, что "наше жилье нас совсем не устраивает". В то же время по исследованию ИСЭПН в Вязниках среди обычного населения 41% домохозяйств были полностью не удовлетворены своими жилищными условиями.

Уровень удовлетворенности материальным положением мигрантских домохозяйств также довольно высок: 63% респондентов заявили, что "живут хорошо, без особых материальных проблем" или "более или менее приемлемо", и только 2,5% ответили "бедствуем" (при этом по всероссийскому опросу ИКСИ РАН, 44% россиян в 2001 году оценивали материальные условия своей жизни как "плохие".

Доходы примерно половины домохозяйств мигрантов позволяют содержать не только свое домохозяйство, но и оказывать помощь родственникам: 9% домохозяйств фактически содержат родственников, 21% оказывают регулярную помощь, а 20,5% - помогают эпизодически.

Данные исследования ИСЭПН 2001 года по Вязникам и ответы на вопросы нашей анкеты респондентов из этого города позволяют также сравнить уровень бедности мигрантских домохозяйств и домохозяйств жителей малого города в целом (таблица 1).

Таблица 1. Доля домохозяйств, имеющих основные признаки бедности, г. Вязники, %

Признаки бедности

Все население

Трудовые мигранты

Вынуждены постоянно брать в долг на самые насущные расходы

15,6

11,4

Не хватает средств, чтобы оплатить назначенные врачом лекарства, анализы, процедуры для всех членов домохозяйства

20,2

1,4

Нет денег для оплаты экстренного ремонта жилища (текущая крыша, вышедшая из строя сантехника, выбитые стекла и т.д.)

29,6

4,3

Не хватает денег, чтобы в срок и в полном объеме заплатить за жилье и коммунальные услуги

24

2,8

Из-за нехватки средств все члены семьи не едят качественные мясные продукты даже изредка

49,8

-

Из-за нехватки средств все члены домохозяйства не едят фрукты и ягоды даже изредка

34,8

-

Нет самой необходимой обуви на холодное время года для каждого члена домохозяйства

21,8

-

Нет самой необходимой верхней одежды на холодное время года для каждого члена домохозяйства

16,6

1,4

Как видим, разница в уровне материального благосостояния очень велика. Большинство мигрантских домохозяйств в Вязниках вообще не считает себя бедными ни по одному из перечисленных в таблице признаков: 81,4% респондентов ответили, что "ни одно из этих утверждений не относится к нашему домохозяйству".

Высокий уровень материального благосостояния домохозяйств мигрантов по сравнению с остальным населением достигается преимущественно за счет доходов от работы на выезде: 92,5% домохозяйств по всем малым городам в целом назвали в качестве основного источника дохода работу на выезде (рисунок 1). Роль всех других источников доходов намного скромнее, что связано, видимо, с низким уровнем оплаты труда в малых городах по сравнению с доходами от выездной работы.

Рисунок 1. Основные источники доходов мигрантских домохозяйств

Рисунок, кроме того, демонстрирует, сколь велика роль личного подсобного хозяйства для населения малых городов, в том числе и для тех, кто зарабатывает на выезде: в целом по всем городам 23% респондентов назвали его среди основных источников дохода; тем самым доход от ЛПГ оказался намного значительнее, чем доход от занятости в частном секторе малых городов.

5. Усредненный портрет трудового мигранта выглядит следующим образом: как правило, это мужчина (68%), от 30 до 50 лет (74,9%), семейный (79,1% состоят в браке), образованный (67% с высшим и средним специальным образованием). В профессиональном плане состав мигрантов довольно пестрый: инженеры, преподаватели, врачи, технологи, механики, товароведы, продавцы; около четверти опрошенных - рабочие.

Основные причины, побудившие жителей малых городов заняться работой на выезде, - экономические (отсутствие работы, низкие зарплаты); попробовать себя в другом деле хотели в среднем всего 3% респондентов. Число занятых работой на выезде росло все время, начиная с 1992 года, но особенно большой всплеск был связан с кризисом 1998 года, когда проблема занятости и низких зарплат в малых городах стала особенно острой (рисунок 2).

Рисунок 2. Время начала выездной работы

Основными видами выездной занятости населения малых городов являются: коммерческая миграция (закупка/реализация товара); работа по найму (на государственных и частных предприятиях); строительство дач, домов, ремонт квартир; оказание услуг частным лицам.
Мигранты, занимающиеся различными видами выездной работы, отличаются по своему образовательному уровню, по среднему возрасту и по полу

Мужчины преобладают среди занятых работой по найму (78%) и строительством (почти 100%), но уступают женщинам в коммерческой миграции (39%). Самые образованные - "челноки", среди них лишь 10% имеют среднее или неполное среднее образование; в то же время среди строителей таких большинство - 67%, а высшее и незаконченное высшее образование в группе строителей имеют лишь 5,5% респондентов. В возрастном отношении коммерческие мигранты отличаются и от работающих по найму, и, в особенности, от строителей: в группе "челноков" почти нет молодежи (4%) и немного пожилых (10%), а среди строителей, 19% - молодежь и 15% - пожилые. Видимо, для занятий коммерческой миграцией больше всего подходят средние возраста, когда уже достигнут определенный уровень образования, накоплен жизненный опыт, приобретен начальный капитал, и в то же время еще есть силы и здоровье, чтобы заниматься тяжелым трудом (тяжелым не только физически, но и морально).

География поездок трудовых мигрантов связана с конкретным видом занятости и с годами претерпела существенные изменения. Коммерческие мигранты, начавшие работать на выезде раньше всех, первые свои поездки совершали в зарубежные страны - Польшу, Турцию, Китай. С середины 90-х годов число поездок в дальнее зарубежье снижается, а после 1998 года сходит почти на нет, т.к. августовский финансовый кризис 1998 года, вызвавший резкое падение курса рубля и удорожание транспортных расходов, сделал поездки коммерческих мигрантов за рубеж нерентабельными. Произошла переориентация на отечественные оптовые рынки, расположенные в ближайших крупных городах: Смоленске, Владимире, Нижнем Новгороде, Омске, Новосибирске, Санкт-Петербурге. Кроме того, коммерческие мигранты из всех малых городов Центральной России очень активно используют оптовые рынки Москвы. Особенностью же коммерческой миграции в Исилькуле является использование преимуществ приграничного положения: часть товаров скупается в ближнем зарубежье - Казахстане, Киргизии, а затем продается как в самом Исилькуле, так и соседних сибирских областях.

Поездки работающих по найму по сравнению с коммерческими мигрантами или строителями географически более разнообразны. Естественно, и среди них высока доля работающих в близлежащих крупных городах - Москве, Санкт-Петербурге, Смоленске, Владимире, Нижнем Новгороде (особенно для работников из Вязников, Ярцево и Десногорска) - но при этом высок процент поездок и на дальние расстояния. Так, из всех городов около 6-7% ездят на заработки в Западную Европу, Израиль, Канаду; мигранты из Киришей осваивают найм в городах Ленинградской и Новгородской областей, Европейского Севера; Исилькуль поставляет свою рабочую силу в города Тюменской области и в Сургут.

Строители, как правило, на дальние расстояния ездят, предпочитая крупные близлежащие города и их пригороды.

6. Распространенность трудовой и коммерческой миграции и соотношение конкретных видов выездной занятости населения (коммерческая миграция, работа по найму, строительство) зависят от состояния экономики городов, в том числе, наличия или отсутствия градообразующих предприятий, а также от географического положения города (близость к крупным городам, к государственным границам и т.д.).

Таблица 2. Виды выездной деятельности, % занятых в малых городах

Города

Коммерческие мигранты

Работающие по найму

Строители

Кириши

48,6

37,1

14,3

Десногорск

32,7

32,7

34,6

Ярцево

56

10

34

Вязники

26,4

34,5

39,1

Исилькуль

38,3

60

1,7

Как видно из таблицы, больше всего от других городов отличается приграничный Исилькуль. Среди его особенностей - очень высокое распространение работы по найму (причем половина - это найм на государственные предприятия Сибири) и очень маленькая доля занимающихся строительством (нет рядом крупного города с высоким уровнем жизни и строительным бумом). Невелика доля занятых строительством и среди мигрантов из Киришей, но здесь это объясняется другими причинами: высоким уровнем жизни в самом городе и востребованностью строителей по месту жительства (город даже привлекает строителей из Украины и Белоруссии). Низкая доля работающих по найму из Ярцево, объясняется, по-видимому, более поздним началом распространения выездной работы в этом городе: со временем соотношение "челноков" и работающих по найму меняется, чему свидетельством - очень похожие на Ярцево по экономической ситуации Вязники (по исследованию 2000 года в Вязниках было более 40% "челноков" и менее 30% работающих по найму).

7. Трудовая и коммерческая миграция существенно поднимают уровень благосостояния домохозяйств.

Анкета позволила оценить эффективность выездных заработков для домохозяйства в целом (рисунок 3).

Рисунок 3. Как изменилось материальное положение Вашего домохозяйства в результате работы на выезде (по городам)

По значению, которое оказала выездная работа на уровень благосостояния, домохозяйства довольно четко разделились на три группы, причем размеры групп в исследованных пяти городах отличаются не очень существенно. Наиболее многочисленна группа тех домохозяйств, которым выездная работа не просто позволила "удержаться на плаву" в эпоху экономического кризиса, но и дала возможность существенно улучшить свое материальное положение (их доля колеблется в пределах от 56 до 65%). Вторую по величине группу образуют домохозяйства, материальное положение которых в результате выездной деятельности практически не изменилось (таких домохозяйств от 14 до 26%). И наконец, третья группа, объединившая те домохозяйства, которым выездная работа позволила значительно улучшить свое благосостояние (от 9 до 19% домохозяйств). Как видим, доля третьей группы приближается по своим значениям ко второй, а в Киришах оказалось даже больше домохозяйств, существенно улучшивших свое положение, чем не изменивших его.

Среди главных проблем, успешно решенных с помощью выездных заработков в большинстве опрошенных домохозяйств, четко выделяются две - обеспеченность хорошим питанием и одеждой. Высока также и доля тех, кто смог приобрести дорогостоящие товары - автомобили, бытовую электро- и радиотехнику, мебель. Существенная часть выездных заработков была использована также для помощи близким родственникам.

Среди факторов, существенно влияющих на эффективность трудовой миграции для домохозяйств, основным является вид выездной работы. Самыми успешными оказались челноки, к ним по многим позициям приближаются работающие по найму, а строители отстают с огромным разрывом (таблица 3).

Таблица 3. Эффективность трудовой миграции по видам деятельности, %

Что удалось

Коммерческие мигранты

Работающие по найму

Строители

Обеспечить семье хорошее питание

77,8

62,1

33,3

Улучшить жилищные условия

32,2

20

14,8

Открыть свой бизнес

23,3

4,2

-

Приобрести дорогостоящие товары

61,1

48,4

37

Покупать хорошую одежду

65,6

58,9

22,2

Обеспечить платные медицинские услуги

32,2

18,9

7,4

Оплачивать образование своих детей

17,8

23,2

7,4

Не удалось решить ни одну из проблем

8,9

25,3

42,6

Эффективность выездной деятельности связана также и с годом начала работы респондентов. Естественно, материально более обеспечены те, кто раньше начал выезжать, особенно до кризиса 1998 года. Новичкам чаще приходится тратить свои заработки на питание и одежду для своих семей, в то время как мигранты со стажем 6 и более лет смогли приобрести квартиры, открыть свой бизнес и нанять помощников; они в 2-3 раза чаще, чем мигранты со стажем в 1-2 года оказывают помощь родственникам, тратятся на отдых и медицинские услуги для своих семей.

8. Большинство мигрантов собираются продолжать свою выездную деятельность, несмотря на наличие не только положительных ее сторон, но и отрицательных.

Материальный эффект выездной работы оказался решающим фактором для положительной оценки мигрантами своей деятельности, но при этом респонденты нашли и другие плюсы в своем новом образе жизни. К примеру, несмотря на то, что подавляющее большинство трудовых мигрантов начинали свою деятельность вынужденно, исключительно по экономическим причинам (отсутствие работы, отсутствие зарплаты, нерегулярные выплаты и т.д.), теперь около четверти из них положительно оценили приобретенный деловой опыт, а 10% увидели плюс в возможности повидать мир.

Вместе с тем, такой тяжелый изматывающий труд, каким является работа на выезде, не мог не оказать отрицательного влияния на жизнь домохозяйств. При этом, несмотря на специфику различных видов выездной деятельности, отрицательные последствия в большинстве своем одинаковы: ухудшение здоровья, отсутствие времени на воспитание детей, ухудшение семейных отношений.

Оценивая отрицательные последствия выездной работы для домохозяйства в целом, почти половина респондентов вообще не заметила какого-либо отрицательного влияния. А вот в вопросе об отрицательных моментах выездной работы лично для мигранта, таких "оптимистов" было уже всего 1,5% (таблица 4).

Таблица 4. Что Вам больше всего не нравится в выездной деятельности?*

Варианты ответов

Доля ответивших, %

Нет отрицательных моментов

1,5

Бытовая неустроенность

43,0

Разлука с семьей, детьми

59,0

Часто «кидают»

5,0

Контакты с криминальным миром

12,0

Возможный риск

33,0

Вынужденное общение с чуждыми по духу людьми

10,5

Физически тяжелый труд

46,0

Работа не по душе

16,5

Произвол чиновников, хозяина

17,0

Бесперспективность

0,5

Высокие налоги

0,5

*Можно было выбирать до трех вариантов ответа

Анализ ответов на этот же вопрос, исходя из уровня образования мигрантов, позволил сделать довольно парадоксальный вывод: выездные работники из малых городов с высшим образованием относятся к своему нынешнему положению лучше, чем работники без образования. Среди них 6% вообще не видят отрицательных моментов в своей деятельности; никто из них не назвал бесперспективной свою нынешнюю работу; их меньше затрагивает бытовая неустроенность; они лучше справляются с произволом чиновников; только 11% из них сказали, что "эта работа им не по душе" (а среди лиц со средним образованием или без него, таких - 23%). Единственное, что угнетает мигрантов с высшим образованием существенно больше, чем остальные категории респондентов, - это "вынужденное общение с чуждыми по духу людьми" (пятая часть из них отметила это среди отрицательных моментов, а среди остальных категорий об этом сказали только 7%).

Несмотря на все трудности и отрицательные стороны выездной работы, "мигрантская" жизнь "в основном" и "отчасти" устраивает 77% опрошенных. Еще по 10% - на крайних позициях: те, кого такая жизнь "устраивает вполне", и те, кого "совершенно не устраивает". Тем не менее, планы трудовых мигрантов на дальнейшую жизнь не вполне соответствуют такому раскладу (таблица 5).

Таблица 5. Планы в отношении дальнейшей выездной работы

Варианты ответов

Доля ответивших, %

Уже прекратил и не собираюсь больше заниматься

7,9

Прекратил, но собираюсь заняться снова

6,3

Буду продолжать заниматься работой на выезде

62,3

Собираюсь бросить в ближайшее время

7,5

Скорее брошу, чем буду продолжать

1,3

Еще не знаю

14,6

Самый высокий процент желающих продолжать свою деятельность - среди челноков: только 10% из них заявили о том, что уже бросили свое занятие или намерены это сделать в ближайшее время.

Процент собирающихся бросить существенно выше в промышленно развитых городах по сравнению с "экономически застойными" (13-14% в Киришах и Десногорске против 2% в Вязниках). Видимо, расширяющееся в этих городах предложение рабочих мест становится не менее привлекательным с материальной точки зрения, чем выездная деятельность (что лишний раз подтверждает мысль о незаменимой роли трудовой миграции именно в сложный период экономического перехода, а как только наступает некоторая стабилизация, этот вид занятости отходит на второй план).

Планы мигрантов, диктуемые нынешней реальностью, довольно существенно отличаются от их собственных предпочтений: половина из опрошенных предпочла бы "зарабатывать меньше, но жить более спокойно, имея постоянное место работы на предприятии или в организации" (29% сказали "безусловно, да", и еще 20% - "скорее да"). В то же время 28,5 "вошли во вкус" своей нынешней работы и не готовы променять высокие заработки на спокойную оседлую жизнь (10,5% отозвались на это высказывание "определенно нет" и 18% - "скорее нет"). Что интересно, женщины более твердо знают, чего хотят: среди них только 15% затруднились высказать свои предпочтения, а среди мужчин таких было 26%. Женщины немного чаще выбирают спокойную жизнь (54% против 47% мужчин), но и среди предпочитающих риск и высокие заработки их доля также выше мужской (30,5% против 27,3%).

Возраст и образование также влияют на предпочтения мигрантов: больше всего готовы рисковать мигранты с высшим образованием в средних возрастах: они знают, ради чего они терпят неудобства "мигрантской" жизни, они уже повидали мир, набрались опыта, и им в какой-то мере уже "тесны" масштабы "родного" предприятия в малом городе.

9. Трудовые и коммерческие мигранты в малых городах - не просто наиболее активные и демократически настроенные представители этих типов поселений, но и основа нарождающегося там среднего класса.

В 2001 году ученые Института комплексных социальных исследований РАН под руководством профессора М. Горшкова провели общероссийское социологическое исследование на тему "10 лет российских реформ глазами россиян". Среди полученных выводов исследования - на отношение к демократическим реформам оказывает влияние не только политическая ориентация респондентов, но и их возраст и тип поселения. Жители малых городов, наряду с сельскими жителями, существенно выделяются своим неприятием современной действительности, т.к. большинство из них так и не смогли найти свое место за прошедшее десятилетие. С этой точки зрения, ответы трудовых мигрантов из малых городов довольно резко контрастируют со взглядами остального населения.

33% респондентов "чувствуют себя в современной жизни уверенно" (меньше всего "уверенных" среди самых молодых и самых старых респондентов), а еще 46% - "чувствуют себя не вполне уверенно, но смотрят с надеждой в будущее". Только 12,5% испытывают неуверенность, растерянность, страх и тоску. В целом, самой "твердо стоящей на ногах" является группа 30-39-летних - 90% из них "чувствуют себя уверенно" или "смотрят с надеждой в будущее".

52% респондентов положительно оценивают изменения в положении своей семьи, произошедшие за годы реформ (положение своей семьи по сравнению с временами СССР они назвали "несомненно лучшим" или "скорее лучшим"); об ухудшении положения своих семей заявили лишь около 20% респондентов, из них 5,5% ответили, что жить их семья стала "безусловно хуже". Мужчины в целом оказались более уверенными в нынешнем положении своих семей по сравнению с советскими временами, чем женщины.

Интересным выглядит сравнение ответов респондентов, работающих на выезде, и остального населения по поводу самого большого приобретения за годы реформ лично для каждого (рисунок 4).

Рисунок 4. Самое большое приобретение за годы реформ для себя лично

Как видим, трудовые мигранты из малых городов в еще большей степени, чем остальные жители нашей страны, ценят возникшую за годы реформ "возможность зарабатывать без ограничений". Радует и то, что среди трудовых мигрантов меньше тех, кто не видит никаких позитивных сдвигов за прошедшие годы (в группе 30-50 летних таких вообще всего 5%). Хотя с точки зрения "возможностей для самовыражения и личной карьеры", трудовые мигранты из малых городов пока отстают от всего населения, что объясняется, видимо, тяжелой экономической обстановкой в этих городах и желанием мигрантов, в первую очередь, поднять материальный уровень своих домохозяйств, а уж потом думать о своей будущей карьере. Интересно, что в вопросе карьеры женщины существенно опередили мужчин: среди них доля оценивших появившиеся возможности для самовыражения и личной карьеры оказалась в 1,5 раза выше.

По результатам исследования ИКСИ, в российском населении в целом 30% относят себя к среднему классу, а по нашим данным, среди трудовых мигрантов малых городов таких более 50%. Но главное, как отмечают исследователи ИКСИ, даже не количественные параметры среднего класса, а его качественные характеристики. К ним, в первую очередь, относятся высокий уровень адаптированности к рыночной экономике (по нашим данным, 60,5% трудовых мигрантов заявили о том, что уже приспособились к жизни в новых экономических условиях; 17,5% думают, что приспособятся в ближайшем будущем; и лишь 5% считают, что "никогда не смогут приспособиться"); высокая социальная мобильность и гибкость; ориентация на максимальное использование своих трудовых ресурсов (19% отвечавших отметили "возможность самореализации, быть хозяином самому себе"); принятие модели социального рыночного хозяйства, ценностей индивидуальной свободы (15% мигрантов назвали ее среди основных жизненных ценностей), ориентация на материальное благосостояние (67% ответивших) и т.д.

Юлия Флоринская, Тамара Рощина


1 - Исследование проводилось при поддержке Фонда Форда и Фонда Макартуров.


Кандидатам  |   Вакансии  |   Работодателям  |   Кадровым агентствам  |   Статьи
© 2003 Rantal.ru   Правила использования
admin@rantal.ru
Rambler's Top100